ЦМВ — цитомегаловирус

(18.12.2017)


Мы продолжаем беседы с доктором Диной Авербух. Предыдущие интервью: часть первая и часть вторая.

 

«Я занимаюсь детскими заболеваниями в педиатрической больнице «Хадасса — детям»: в детском отделении кампуса «Хадассы» на горе Скопус, в Эйн-Кереме — это и отделение интенсивной терапии, и отделение реанимации и интенсивной терапии для детей неонатального периода, все отделения хирургии — нейрохирургическое, отоларингология, общей хирургии и пр., отделение гематоонкологии и ТКМ, детской пластической хирургии, Центр врожденного ВИЧ. Я веду прием пациентов, дневной стационар и пр. Это мой примерный объем деятельности», — говорит врач.

 

 

«Если возьмете любой учебник по медицине, инфекционные болезни занимают там самый большой раздел. Особый интерес для меня представляют маленькие пациенты с проблемами иммунодефицита — это пациенты Центра профилактики и борьбы со СПИДом, гематоонкологические больные и пациенты, которых лечат с помощью ТКМ, люди с первичным иммунодефицитом. Есть несколько семей с первичным иммунодефицитом. Если это определенные тяжелые известные формы заболевания, обычно больных посылают на пересадку костного мозга — их веду не я. Если речь идет о неизвестных формах, каких-то новых болезнях, а у больных бывают периодические инфекции, тогда это мои подопечные», — говорит доктор Авербух.

 

«Я хочу развить в «Хадассе» направление врожденной цитомегаловирусной инфекции (ЦМВ). Ей и раньше уделяли внимание, но я хочу усилить это направление. Такая инфекция встречается довольно часто — 1 % из всех новорожденных рождается с ЦМВ. Всех этих деток нужно наблюдать, наравне с инфекционистом это должен делать отоларинголог — иногда у детей бывают проблемы со слухом. Часть детей рождается с серьезными неврологическими проблемами, другие — здоровыми, и лишь на протяжении жизни у них развиваются проблемы. В основном пациенты теряют слух. Иногда бывает очень тяжело определить, происходит это по вине ЦМВ или по другой причине, поэтому мы наблюдаем этих пациентов до 10 лет вместе с ЛОР-докторами.

 

Некоторым нужны особые проверки слуха, которые невозможно сделать в поликлинике. Эти проверки мы выполняем в «Хадассе». У нас есть замечательный Институт расстройств речи и слуха. Некоторые обследования выполняют под наркозом — такие процедуры можно выполнить только в больнице. Иногда детям с проблемами слуха вставляют кохлеарные имплантаты. Этим занимается чудесный врач Михаль Кауфман. Сегодня у нас в «Хадассе»лечатся все больше и больше детей с ЦМВ», — говорит Дина.

 

— Я слышал, что вы начали новое исследование ЦМВ, чтобы понять, почему некоторые дети рождаются с дефектами (10 %), а большая часть — без. Почему у определенной части детей с неврожденными дефектами впоследствии развивается глухота, а у другой части — не развивается?

 

Да. Я провожу это исследование вместе с профессором Офером Мандельбоймом — звездой мировой величины в иммунологии. Он исследует NK cells — естественных киллеров, клетки иммунной системы, которые отвечают за борьбу с цитомегаловирусом.

 

Мы собрали много образцов клеток, вскоре начнем их анализировать. Это исследование новое, по теме мало чего написано. Тем не менее, работа динамично развивается и считается перспективной.

 

— Исследование даст возможность более точного диагностирования?

 

Когда ребенок рождается, мы не можем дать родителям прогноз. Если малыш родился здоровым, можем предположить с вероятностью 10 – 15 %, что у него произойдет ухудшение слуха — от небольшого до глухоты. Мы не можем более точно сказать, что у того или иного ребенка вероятность осложнений чуть выше или чуть ниже. Если шансы высоки, может, стоит начать лечение ребенка уже сейчас. Детей, которые рождаются с проблемой, лечим сразу после рождения, а «здоровых» не лечим. Выдвигали различные гипотезы по этому поводу: возможно, различные вирусы вызывают разную вероятность развития какое-либо заболевания, или у детей, заразившихся во время первых трех месяцев беременности, могут развиться более тяжелые заболевания. Но эти гипотезы дают лишь частичное объяснение — этого недостаточно.

 

Мы предполагаем, что иммунная система детей, у которых заболевание развивается на более позднем этапе, работает иначе, чем у детей, у которых и в дальнейшем не развиваются проблемы со слухом. Мы проверяем функцию NK cells у разных категорий детей.

 

Заполните форму и получите консультацию доктора Дины Авербух!

Ваше имя

Ваш телефон

Ваш e-mail

Сообщение

Print Send To Friend